Чтобы было больше красоты природы

«Красота в природе» (1889) — статья Вл. Соловьева, одна из основных эстетических работ философа. Впервые опубликована в журнале Вопросы философии и психологии (1889, II).

В статье Соловьёв доказывает объективную реальность красоты, представляющей собой преображение материи через воплощение в ней сверхматериального начала — идеи положительного всеединства (т. е. органического единства целого при сохранении индивидуальности составляющих его частей).

Эти взгляды Соловьёва во многом совпадают с воззрениями неоплатоников[1] и немецкой классической эстетики в лице Шеллинга, которых можно назвать его предшественниками.

Эстетика природы Соловьёва (как и его эстетика в целом)[2] оказала существенное влияние на русских символистов (А. Блока, Андрея Белого и др.).

Место работы в эстетике Соловьёва

Целью искусства, — говорит Вл. Соловьев, — всегда было улучшение действительности — человеческой души или вещественной природы (ведь, например, скульптура есть более совершенный предмет по сравнению с куском мрамора, из которого она изготовлена).

«…В природе темные силы только побеждены, а не убеждены всемирным смыслом, самая эта победа есть поверхностная и неполная, и красота природы есть именно только покрывало, наброшенное на злую жизнь, а не преображение этой жизни. Поэтому-то человек с его разумным сознанием должен быть не только целью природного процесса, но и средством для обратного, более глубокого и полного воздействия на природу со стороны идеального начала»[3]. Но для начала нужно рассмотреть красоту в природе, существующую независимо от человека.

Содержание работы

Что больше такое красота

Прекрасное несводимо к полезному. Красота есть нечто безусловно-ценное, т. е. она ценится не как средство для достижения какой-то другой цели, а сама по себе. Будучи такой ценимой бесполезностью, красота является для нас предметом бескорыстного, безвольного созерцания.

Красота — это «преображение материи через воплощение в ней другого, сверхматериального начала».

Красота — не внешнее воплощение всякого внутреннего содержания, это обязательно воплощение идеального содержания: красота есть «воплощение идеи». Что касается различия между идеальным и материальным, то не только вещество в неорганическом мире, но и жизненные инстинкты в мире органическом материальны. Поэтому, к примеру, гусеницу или свинью, несмотря на то, что их внешний облик прекрасно воплощает их внутреннее содержание — прожорливость — никак нельзя назвать красивыми. Внешнее воплощение жизненного инстинкта, как у глистов (половой инстикт), гусениц, каракатиц, свиней (инстинкт питания) становится даже безобразным, когда это материальное начало прорывается наружу там, где идеальное уже в какой-то степени подчинило материю.

Красота — «объективная форма вещей в природе». Это значит, что красота существует в природе, а не только в нашем восприятии природы; красота существует объективно, независимо от человека. Это связано с тем, что идея, воплощение которой в материи и создаёт красоту, существует объективно, а «в разумном познании мы находим только отражение всемирной идеи, а не действительное присутствие ее в познающем и познаваемом»[4].

Что такое идея

Идея — «то, что само по себе достойно быть», это сущность, достойная существования. Идеальное — то, что достойно быть реальным. (Жизненные инстинкты (половой, питательный) — внутреннее содержание, воплощающееся во внешнем облике животных, но не идеальное содержание.) В безусловном смысле достойно бытия «только всесовершенное или абсолютное существо, вполне свободное от всяких ограничений и недостатков». Всемирный процесс есть постепенное воплощение идеи в реальность.

Идея, или «достойное бытие», — «полная свобода составных частей в совершенном единстве целого», «положительное всеединство, простор частного бытия в единстве всеобщего»[5].

Становясь предметом желания, воли, идея предстаёт как добро (благо); будучи мыслимой, содержанием ума, идея есть истина; делаясь предметом чувственного восприятия, воплощённая идея есть красота.

Критерий красоты — совершенство, законченность, многосторонность воплощения идеи.

Воплощение идеи

Основа красоты в природе — свет. «Свет — первичная реальность идеи в её противоположности весомому веществу», а все последующие проявления красоты — результат сочетания света с материей. «Зиждительное начало Вселенной (Логос), отражающееся от вещества снаружи как свет и изнутри зажигающее жизнь в веществе, образует в виде животных и растительных организмов определенные и устойчивые формы жизни, которые, восходя постепенно все к большему и большему совершенству, могут наконец послужить материалом и средою для настоящего воплощения всецелой и неделимой идеи». Последующие проявления красоты делятся на (1)механические (световые явления в природе) и (2)органические (жизнь, — которая сама есть превращение света). Механические явления, в свою очередь, делятся на (1.1)те, в которых материя в её покое непосредственно становится носителем света, и (1.2)те, которые в своём движении начинают напоминать жизнь.

Механические явления

1.1.1. Солнечный восход и ярко освещённое днём небо; лунная ночь; звёздное небо: всё это прекрасно как «выражение спокойного торжества, вечной победы светлого начала над хаотическим смятением, вечного воплощения идеи во всём объёме материального бытия».

1.1.2. Облака, озарённые солнцем, северное сияние; радуга; спокойное море, отражающее небо; освещённые благородные металлы и драгоценные камни: все эти явления прекрасны, т. к. в них материя оказывается в некоторой степени просветлённой, т. е. воплощает в себе идеальное начало.

1.2. Жизнь — это «игра или свободное движение частных сил и положений, объединённых в индивидуальном целом». Когда неорганические явления своей игрой и движением уподобляются жизни, они также становятся прекрасными. Есть две разновидности движения неорганических явлений, уподобляющего их жизни: свободная игра и грозная борьба. Поэтому прекрасны: текущая вода (ручей, горная речка, водопад); волнующееся море; гроза. Звуки в неживой природе также могут быть прекрасными, если выражают идею. Таков, например, шум города.

Органические явления

Переходя к органическим явлениям, Соловьёв выделяет три стороны, с которых будут рассматриваться живые существа: «i) внутренняя сущность, или prima materia, жизни, стремление или хотение жить, т. е. питаться и размножаться — голод и любовь (более страдательные в растениях, более деятельные в животных); ii) образ этой жизни, т. е. те морфологические и физиологические условия, которыми определяются питание и размножение (а в связи с ними и прочие, второстепенные функции) каждого органического вида; и, наконец, iii) биологическая цель — не в смысле внешней телеологии, а с точки зрения сравнительной анатомии, определяющей относительно целого органического мира место и значение тех частных форм, которые в каждом виде поддерживаются питанием и увековечиваются размножением. Самая биологическая цель при этом является двоякою: с одной стороны, органические виды суть ступени (частью преходящие, частью пребывающие) общего биологического процесса, который от водяной плесени доходит до создания человеческого тела, а с другой стороны, эти виды можно рассматривать как члены всемирного организма, имеющие самостоятельное значение в жизни целого».

2.1. В растениях свет впервые проникает в материю и сливается с ней в неделимое целое (жизнь). Жизнь в растениях выражается по преимуществу объективно — в создании прекрасных органических форм. Внутренняя жизнь в растениях еще слабо выражена. «Из двух неразделенных, но тем не менее различных сторон органической жизни в растительном мире решительно преобладают стороны организации над стороною жизни. Растение хотя и живет, но оно есть более организованное тело, нежели живое существо: в нем видимые формы значительнее внутренних состояний». Поэтому растения в целом красивее, чем животные, и степень эстетического развития совпадает со степенью морфологического развития. У животных такого совпадения не наблюдается. «Очевидно, в животном царстве красота еще не есть достигнутая цель, органические формы существуют здесь не ради одного своего видимого совершенства, а служат также, и главным образом, как средство для развития наиболее интенсивных проявлений жизненности, пока наконец эти проявления не уравновешиваются и не входят в меру человеческого организма, где наибольшая сила и полнота внутренних жизненных состояний соединяется с наисовершеннейшею видимою формой в прекрасном женском теле, этом высшем синтезе животной и растительной красоты».

2.2.1. На стыке между растительным и животным царствами находятся имеющие эстетическое значение объекты, хотя и произведённые животными, но сами либо относящиеся к неорганическому миру, либо напоминающие внешне растения. Это кораллы, морские звёзды, раковины, жемчуг.

2.2.2. Как и моллюски, окрылённые насекомые имеют некрасивое тело. Однако, это некрасивое тело уже гораздо более крепко, чем у моллюсков, связано «со своим прекрасным облачением». Это облачение — крылья у бабочек и жуков.

2.2.3. Внешняя двойственность прекрасной формы и безобразной материи полностью преодолевается млекопитающими. Червь, которым было ранее тело, втягивается внутрь, превращаясь в чрево животного, снаружи же оно покрывается красивым облачением — чешуёй, перьями, шерстью, мехом.

2.2.4. Наконец, высшие животные (семейство кошачьих, олени, лани, серны, птицы) не только снаружи, но и всем своим телом воплощают идею жизни — «стройной силы, гармонического соотношения частей и свободной подвижности целого».

2.2.5. Высшим воплощением идеи жизни является «создание человека, т. е. той формы, которая вместе с наибольшею телесною красотою представляет и высшее внутреннее потенцирование света и жизни, называемое самосознанием. Уже в мире животных [...] общая космическая цель достигается при их собственном участии и содействии чрез возбуждение в них известных внутренних стремлений и чувств. Природа не устрояет и не украшает животных как внешний материал, а заставляет их самих устроять и украшать себя. Наконец, человек уже не только участвует в действии космических начал, но способен знать цель этого действия и, следовательно, трудиться над ее достижением осмысленно и свободно. Как человеческое самосознание относится к самочувствию животных, так красота в искусстве относится к природной красоте.»

Примечания

  1. Ср. трактаты Плотина «О прекрасном» («Эннеады», I.6) и «Об умопостигаемой красоте» («Эннеады», V.8). О сходствах и различиях эстетики Соловьёва и Плотина см.: Мочульский К. В. Владимир Соловьев. Жизнь и учение. Париж: YMCA-Press, 1936 (переизд.: Мочульский К. Гоголь, Соловьев, Достоевский. М.: «Республика», 1995). Гл. 16. Эстетика.
  2. «Соловьевым мы таинственно крещены». — Вяч. Иванов, из письма к А. Блоку.
  3. Соловьёв В., «Общий смысл искусства», I.
  4. Соловьёв В., «Общий смысл искусства», I.
  5. Все цитаты, кроме оговоренных, из статьи «Красота в природе» (1889).

Библиография

  • «Красота в природе» (1889)
  • «Общий смысл искусства» (1890)

Источник: http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/986964



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Масло Ароматы жизни Льняное нерафинированное - «Подарок природы для - Вязанные эспадрильи



Чтобы было больше красоты природы Чтобы было больше красоты природы Чтобы было больше красоты природы Чтобы было больше красоты природы Чтобы было больше красоты природы Чтобы было больше красоты природы Чтобы было больше красоты природы Чтобы было больше красоты природы